Христос воскрес!

Проповедь Святого Хосемарии о Воскресении Христа, в аудио формате.

Аудио святого Хосемарии
Opus Dei - Христос воскрес!

Присутствие Христа среди христиан

ПРИСУТСТВИЕ ХРИСТА СРЕДИ ХРИСТИАН*

102 Христос жив. Вот великая истина, которая наполняет нашу веру. Иисус, умерший на Кресте, воскрес. Он победил смерть, силы тьмы, боль и страх. Не ужасайтесь, – говорит ангел женщинам, вошедшим во гроб. – Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес; Его нет здесь[1]. “Haec est dies quam fecit Dominus, exsultemus et laetemur in ea", сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный![2]

Пасхальное время – это время радости, которая живет в сердце христианина не только в эти дни церковного года, но и во всякий день. Ибо Христос жив: Он не стал чем-то прошлым, прошедшим и оставившим по Себе лишь чудесные воспоминания.

Нет, Он жив. Он есть Эммануил, что значит: с нами Бог. Его Воскресение говорит нам, что Бог не оставляет Своих ближних. Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя[3]. Так Он обещал и исполнил Свое обещание. Радость Божия осталась с сынами человеческими[4].

Христос живет в Своей Церкви

Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам[5]. Таков был замысел Божий: умирая на Кресте, Иисус даровал нам Дух Истины и Жизни. Христос пребывает в Церкви Своей: в ее Таинствах, Литургии, проповеди, во всем ее служении.

Особым образом Христос присутствует среди нас в повседневном даре Святой Евхаристии. Поэтому Божественная Литургия есть корень и средоточие христианской жизни. В любой Литургии Христос пребывает во всей полноте – Глава и Тело. “Per Ipsum, et cum Ipso et in Ipso", через Христа, со Христом и во Христе, ибо Он есть Путь, Он есть Посредник. В Нем мы находим все. Вне Его наша жизнь пуста. Во Иисусе Христе и Им наставленные, мы “audemus dicere", дерзаем говорить: “Pater noster", Отче наш. Мы дерзаем называть своим Отцом Создателя неба и земли.

Присутствие Иисуса в Святых Дарах – залог, корень и смысл Его присутствия в мире.

103 Христос живет в христианине. Вера говорит нам, что человек, пребывающий в благодати, обóживается. Мы мужчины и женщины, но не ангелы. Мы твари из крови и плоти, с сердцем и страстями, с радостями и печалями. Но обóжение совершается во всем человеке как предвкушение славного воскресения. Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут[6].

Жизнь Христа – наша жизнь, как Он обещал Своим Апостолам на последней Вечери: Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим[7]. Христианин должен жить в согласии с жизнью Христа, делая Его чувствования Своими – и тогда он сможет воскликнуть с апостолом Павлом: “Non vivo ego, vivit vero in me Christus", и уже не я живу, но живет во мне Христос.[8] Христос – фундамент христианской жизни

104 Я хотел бы напомнить вам отдельные эпизоды бытия Христова, которое есть основа жизни христианина. “Iesus Christus heri et hodie; ipse et in saecula", Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же[9]. Глядя вокруг себя, наблюдая ход истории человечества, мы то и дело замечаем всевозможные улучшения и прогресс. Наука дает человеку все большее ощущение власти над миром. Техника господствует над природой в гораздо большей степени, чем в прошлом, и человечество мечтает с ее помощью достичь высшего уровня культуры, материальных благ, единства.

Некоторые склонны умалять значение этого развития, напоминая нам о том, что люди продолжают страдать от несправедливости и войн, еще более ужасных сегодня, чем раньше. Они правы. Но вместе с тем я хотел бы напомнить всем людям о том, что в духовной сфере человек остается человеком, а Бог – Богом. В этой области высшая точка прогресса уже достигнута: это Христос, Альфа и Омега, начало и конец.[10]

В духовной жизни нет новой эпохи, к которой надо стремиться. Все уже дано во Христе, Который умер, Который живет и пребывает вовек. Но мы должны соединиться с Ним через веру, делая Его жизнь нашей жизнью, чтобы доказать, что любой христианин – это уже не “alterChristus", другой Христос, но “ipse Christus", Сам Христос.

105 “Instaurare omnia in Christo", дабы все небесное и земное соединить под главою Христом[11] – таков девиз, который апостол Павел дает христианам из Ефеса. Устроять все сущее по духу Христову, поставить Иисуса в самую гущу земного бытия. “Si exaltatus fuero a terra, omnia traham ad meipsum", и когда Я вознесен буду от земли, все привлеку к Себе[12]. Своим Воплощением, Своей трудовой жизнью в Назарете, Своей проповедью и чудесами в землях Иудеи и Галилеи, Своей смертью на Кресте и Воскресением из мертвых Христос является центром и средоточием всего сущего, Главой и Господом всех тварей.

Мы призваны провозглашать это Царство Христово, возвещать его словом и делом. Господь хочет видеть Своих ближних на всех площадях и перекрестках мира. Некоторых Он призывает к пустынничеству – чтобы они, отвергая превратности человеческого общества, своим свидетельством напомнили всем людям о том, что Бог существует. Другим Он доверяет священническое служение. Но большее число Своих ближних Он оставляет в миру, при земных занятиях. Поэтому христиане должны привести Христа во всякую среду, во все ситуации, в которых совершаются труды человеческие: на заводы и в лаборатории, на поля и в мастерскую ремесленника, на горные тропы и на улицы больших городов.

Думая об этом, я люблю вспоминать беседу Христа с учениками по дороге в Эммаус. Иисус идет рядом с этими людьми, которым их жизнь представляется лишенной всякого смысла, ибо они почти уже утратили надежду. Он понимает их боль, проникает в их сердца и дарует им капли той жизни, которую носит в Себе.

Когда, придя в селение, Иисус делает вид, что хочет идти дальше, оба ученика удерживают Его и почти заставляют остаться с ними. Потом они узнают Его, когда Он преломляет Хлеб. Они восклицают: “Господь был с нами!" И говорят друг другу: Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?[13] Христианин должен позволить Христу присутствовать среди людей. Он должен так говорить и действовать, чтобы его друзья и знакомые почувствовали “bonus odor Christi", благоухание Христово[14]. Он должен действовать так, чтобы Лик Учителя явился в деяниях ученика.

106 Христианин знает, что он привит ко Христу Крещением, что он способен бороться Христа ради в Миропомазании, призван действовать в миру своим участием в царском, и пророческом, и священническом служении Христа, ставши с Ним единой плотью в Евхаристии, Таинстве единства и любви. Поэтому, подобно Христу, он должен жить лицом к людям, глядя с любовью на тех, которые его окружают, а также на все человечество.

Вера помогает нам узнать во Христе Бога, узреть в Нем нашего Спасителя, уподобиться Ему и действовать так, как Он действовал. После того, как Он развеял сомнения апостола Фомы, показав ему Свои раны, Воскресший восклицает: Блаженны не видевшие и уверовавшие[15]. Тут, – объясняет св. Григорий Великий, – особым образом дело идет о нас, ибо мы обладаем духовно Тем, Кого не видели телесно. Речь идет о нас, но с условием, что наши дела соответствуют нашей вере. Воистину верует только тот, кто в своих делах осуществляет свою веру. Поэтому апостол Павел говорит о тех, которые видят в вере только слова: “Они говорят, что знают Бога; а делами отрекаются"[16].

Во Христе невозможно отделить Богочеловека от Спасителя. Слово стало плотью и обитало с нами, “ut omnes homines salvi fiant", чтобы все люди спаслись[17]. Мы с нашими лишениями и личным ничтожеством являемся другим Христом, Самим Христом и тоже призваны служить всем людям.

Необходимо, чтобы беспрестанно звучала эта заповедь, которая останется новой на протяжении веков: Возлюбленные! пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала. Заповедь древняя есть слово, которое вы слышали от начала. Но притом и новую заповедь пишу вам, что есть истинно и в Нем и в вас: потому что тьма проходит и истинный свет уже светит. Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна[18].

Наш Господь пришел, чтобы принести мир, Благую Весть и жизнь всем людям. Не только богатым или нищим, не только мудрым или простодушным, а всем нам, которые есть братья, дети единого Отца. Есть одна только раса – раса детей Божиих. И один язык – тот, который, не нуждаясь в словах, говоря сердцу и духу, помогает нам познать Бога и возлюбить друг друга.

Созерцание жизни Христа

107 Каждый из нас должен стараться воплотить в своей жизни любовь Христову. Но, чтобы стать “ipse Christus", Самим Христом, надо увидеть себя, посмотревшись в Него, как в зеркало. Мало иметь общую идею о духе, которым обладал Иисус, – надо учиться у Него верному поведению. И прежде всего – созерцая Его жизнь, Его путь по земле, оставленные Им следы, чтобы извлечь из них силу и свет, мир и покой.

Когда мы любим человека, то хотим знать все подробности его жизни, его характера, чтобы отождествиться с ним и стать одним целым. Поэтому мы должны созерцать жизнь Иисуса с Его Рождества в Вифлееме вплоть до Его смерти и воскресения. В первые годы моего священства я имел привычку дарить Евангелия и другие книги, повествующие о жизни Христа. Ибо нам надо хорошо ее знать умом и сердцем, чтобы в любое время, без помощи книг, закрыв глаза, мы могли видеть ее, словно заснятую на пленку. Чтобы в любых обстоятельствах слова и дела Господа приходили нам на память. Чтобы мы почувствовали, что вошли в Его жизнь.

На самом деле думать об Иисусе, представляя себе сцены из Его жизни, мало; мы должны проникнуться ею целиком, перевоплотившись, став действующими лицами. Мы должны следовать за Христом так же близко, как Его Матерь Мария, двенадцать апостолов, святые жены и толпы, которые собирались вокруг Него. Поступая так, мы почувствуем, что слова Иисуса преображают нас, проникая в самую глубину наших душ, ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные[19].

Мы должны идти к Евангелию и созерцать Любовь Христову, если хотим привести к Нему других. Мы должны созерцать главные моменты Его Страстей, ибо Он Сам сказал: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих[20]. Но не менее важны и другие моменты Его жизни – например, Его привычная манера общения с теми, кто встречается на Его земном пути.

Чтобы довести до людей Свое спасительное учение и явить им Любовь Божию, Христос, Совершенный Бог и совершенный человек, поступил и человечно, и божественно. Бог снизошел к вочеловечению. Он принял нашу природу. Всю – кроме греха.

Я испытываю глубокую радость, думая о том, что Христос хотел стать истинным человеком, облекшись в нашу плоть. Я растроган этим чудом: Бог любит человеческим сердцем.

108 Задержимся на некоторых из множества сцен, описанных Евангелистами. И начнем с тех, которые показывают общение Иисуса с первыми двенадцатью. Апостол Иоанн, изливающий в Евангелие опыт своей долгой жизни, рассказывает о первой беседе со Христом, воссоздавая очарование момента, о котором невозможно забыть: Равви... где живешь? Говорит им: пойдите, и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот[21].

Диалог божественный и человеческий, который преобразил жизни Иоанна и Андрея, Петра, Иакова и многих других. Который готовил их сердца к восприятию властного слова, сказанного Иисусом у моря Галилейского: Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев, Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море; ибо они были рыболовы. И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним[22].

В течение трех последующих лет Иисус живет вместе со Своими учениками. Он их знает, Он отвечает на их вопросы и рассеивает их сомнения. Он – Равви, Учитель, Который говорит со властью. Он – Мессия, посланный Богом. Но в то же время Он доступен и близок. Однажды Иисус отлучается, чтобы помолиться. Ученики стоят неподалеку и, может быть, смотрят в Его сторону, стараясь угадать Его слова. Когда Иисус возвращается, один из них просит: “Domine, doce nos orare, sicut docuit et Ioannes discipulos suos...", Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое...[23]

С властью Бога и любовью человеческого сердца Господь встречает апостолов, которые, изумленные успехами их первой миссии, рассказывают Ему о непосредственных результатах их апостольского служения: Пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного[24].

Сцена, подобная этой, повторяется в конце земной жизни Иисуса, незадолго до Вознесения. А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Это вопрос человеческий. Но продолжает Бог: Закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь.

И Бог ждет их на берегу: Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь, и на нем лежащую рыбу и хлеб. Иисус говорит им: принесите рыбы, которую вы теперь поймали. Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть. Иисус говорит им: придите, обедайте. Из учеников же никто не смел спросить Его: “кто Ты", зная, что это Господь. Иисус приходит, берет хлеб и дает им, также и рыбу[25].

Эту нежность и отзывчивость Иисуса чувствуют не только ученики, но и святые жены, а также все, кто его окружает: мытари (Закхей) и представители синедриона (Никодим), законники и язычники, здоровые и больные, отдельные люди и многочисленные толпы.

Евангелия рассказывают нам о том, что Иисус не имел где преклонить голову. Но они говорят нам также, что Иисус имел дорогих и искренних друзей, всегда готовых принять Его в свой дом. Они говорят о том, что Иисус сочувствует больным и Сам испытывает боль в присутствии невежд и пребывающих в заблуждении. Они говорят нам о Его отвращении к лицемерию. Иисус плачет об умершем Лазаре и сердится на торговцев, оскверняющих храм. Его сердце умиляется пред болью вдовы Наинской.

109 Каждое из Его человеческих деяний есть в то же время деяние Божие, ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно[26]. Христос есть Бог, Который стал человеком абсолютно. И в человеческом Он открывает нам божественное.

Вспоминая человеческую нежность Христа, Который растрачивает Свою жизнь в служении людям, мы не только обретаем пример для подражания, но и открываем Бога. Все дело Христа имеет сверхъестественное значение: Он открывает нам бытие Божие и учит верить в любовь Бога, нас сотворившего и вовлекающего в Свою сокровенную жизнь. Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть[27]. Так восклицает Иисус в долгой молитве, сохраненной для нас Иоанном Богословом.

Поэтому отношения Иисуса с людьми не остаются на уровне слов или поверхностных поступков. Он принимает людей всерьез и хочет открыть им божественный смысл человеческой жизни. Он умеет быть требовательным, умеет ставить людей перед их долгом, выводя из комфорта и конформизма тех, которые Его слушают, чтобы вести их к познанию Трисвятого Бога. Голод и скорбь трогают Иисуса, но более всего Его трогает невежество. Иисус, выйдя, увидел множество народа, и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много.[28] Христос и наша повседневность

110 Мы прочли несколько страниц из Евангелия, созерцая Иисуса в Его отношениях с людьми. Мы, будучи другими Христами, учились приводить Христа к нашим братьям. Будем применять этот урок к нашей обыденности. Ибо обычная жизнь не пустяк, если Сам Господь захотел, чтобы большинство Его детей освящалось именно в обыденных обстоятельствах.

Надо повторять снова и снова, что Иисус не призвал группу избранных людей. Он открыл нам, что Бог любит всех и от всех ожидает любви. От всех – вне зависимости от их рода занятий и социального положения. Повседневная жизнь имеет большую ценность: все земные пути могут стать поводом для встречи со Христом, отождествления с Ним и исполнения Его божественной миссии на том месте, где мы находимся.

Бог призывает нас через события повседневности, через боль и радость окружающих нас людей, через благородные устремления наших коллег по профессии, через мелочи семейной жизни. Бог зовет нас и через большие проблемы, конфликтные ситуации и задачи каждого исторического периода, что у большей части человечества пробуждает стремление и идеалы.

111 Мы хорошо понимаем нетерпение и тревогу тех, кто, имея естественно-христианскую душу[29], не может стоять, опустив руки, пред личной и социальной несправедливостью, на которую способны сердца человеческие. Сколько веков люди сосуществуют в этом мире! И в то же время – сколько ненависти и фанатизма во взоре тех, кто не хочет видеть, и в сердце тех, кто не хочет любить!

Земные богатства – в руках немногих. Культурные блага заперты во дворцах. А вне этого – жажда хлеба и знаний, человеческие жизни (святые, ибо они от Бога), с которыми обращаются как с простыми вещами, материалом для статистики. Я понимаю и разделяю то нетерпение, которое заставляет обращать взоры ко Христу, постоянно призывающему воплощать в реальности новую заповедь Любви.

Все обстоятельства нашей жизни – это божественные глаголы, которые требуют от нас ответной любви и постоянной отдачи себя всем людям. Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним: тогда сядет на престоле славы Своей; и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: “приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне". Тогда праведники скажут Ему в ответ: “Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?" И Царь скажет им в ответ: “истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне"[30].

Во всех наших братьях-людях необходимо узнать Христа, идущего нам навстречу. Ни одна человеческая жизнь не может быть рассмотрена отдельно, ибо она переплетается с другими жизнями. Никто не является отдельным стихом. Все мы строчки единой поэмы, творимой Господом при содействии нашей свободы.

112 Ничто не чуждо рвению Христову. Кто ищет теологическую глубину во всем, не ограничиваясь внешними признаками, а проникая мыслью в суть вещей, тот вряд ли сможет сказать, что существуют реальности (благородные, положительные или безразличные) только мирские, после того как Слово Божие сотворило Свою обитель среди сынов человеческих. После того как Сын Божий работал Своими руками, дружил и был в послушании, познал голод и жажду, скорбь и смерть. Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное[31].

Мы должны любить мир, работу и все человеческие реалии, ибо этот мир хорош. И если его Божественная гармония повреждена грехом Адама, то для того и послал Отец Сына Своего единородного, чтобы мы приняли Духа усыновления и, став детьми Божиими, освободили творение от беспорядка и примирили все сущее с Богом.

Ни одна человеческая жизнь не повторяется. Каждая – плод особого призвания, которому надо следовать с ревностью и в духе Христовом. Если мы живем по-христиански в миру, если наша повседневность отвечает всем требованиям веры, то мы станем Христовым присутствием посреди людей.

113 Постигая высокое достоинство миссии, к которой призвал ее Господь, душа может поддаться гордыне. Ложное восприятие призвания Христова заставляет нас позабыть о том, что мы – ничтожество и прах, хрупкие глиняные сосуды, что зло обитает не только вокруг, но и внутри нас, в нашем сердце, и делает нас способными на всевозможные низости. Только благодать Божия тверда, как скала. Мы же всего лишь пески. Зыбучие пески.

Минуло двадцать столетий христианства – и вот, размышляя над историей человечества и сегодняшним положением в мире, мы с болью замечаем, как мало людей именуют себя христианами. И как часто изменяют своему призванию те, кто только что чванился этим именем. Много лет назад один человек, добрый, но без веры, показывал мне глобус, восклицая: Вот перед вами провал Христа! Сколько лет Он вкладывал Свое учение в сердца людей – и вот, пожалуйста: нет христиан!

Так думают многие и в наше время. Но Христос не потерпел неудачу. Его жизнь и слово оплодотворяют мир постоянно. Его дело, миссия, порученная Ему Отцом, осуществляется и сегодня. Оно пронизывает историю и приносит с собой истинную жизнь: Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем[32].

Бог хочет видеть нас соработниками в деле, которое Он совершает в миру. Он берет на Себя риск нашей свободы. Меня трогает до глубины души образ Младенца Иисуса – слабого, беззащитного, не способного к малейшему сопротивлению. Бог предал Себя в руки человеческие, унизился до нас, чтобы к нам приблизиться.

Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба[33]. Бог снисходит до уровня нашей свободы, нашего несовершенства, наших лишений. Он помещает Свои сокровища в глиняные сосуды – чтобы мы открыли Его другим, смешав свою человеческую немощь с Его божественным всемогуществом.

114 Опыт греха не заставляет нас сомневаться в своей миссии. Если наши грехи часто мешают узнать в нас Иисуса, то мы должны бороться со своим убожеством и стремиться к очищению, помня, однако, что Бог не обещал нам полной победы над злом уже в этой жизни. Он только хочет, чтобы мы продолжали бороться. “Sufficit tibi gratia mea", довольно для тебя благодати Моей[34], – говорит Он Павлу, молящему удалить из его плоти унижающее его жало.

Именно в нашей слабости проявляется Его всесилие, которое побуждает нас к борьбе с нашими недостаками, даже зная, что нам не достичь полной победы здесь, в этой жизни. Жить по-христиански – значит начинать все снова и снова. Христианская жизнь – это каждодневное возобновление.

Христос воскреснет в нас, если мы участвуем в Его Страстях и Смерти. Мы должны полюбить Крест, преданность, самоотречение. Христианский оптимизм – не легкомысленная уверенность в том, что у нас все и всегда получится. Его корни – в сознании свободы и надежде на благодать. Христианский оптимизм требует от нас усилий и щедрого ответа на Божий призыв.

Так является Христос: не вопреки людскому ничтожеству, но как бы через него. Через жизнь людей, сотворенных из плоти, слепленных из глины. Через наше бытие, превращенное в постоянное служение. Через наше стремление стать лучше, возлюбить ближних чистой любовью и, покорив свой эгоизм, отдать им себя полностью, без остатка.

115 В заключение я хотел бы поделиться с вами своим последним размышлением. Обеспечивая присутствие Христа среди людей и являясь в жизни, как “ipse Christus" – Сам Христос, христианин старается не только любить, но и в своей человеческой любви открывать ближним Любовь Божию.

Иисус понимает всю Свою жизнь как откровение этой Любви. Видевший Меня видел Отца,[35] – отвечает Он Филиппу, одному из Своих учеников. По этому учению апостол Иоанн призывает христиан, поскольку они познали Любовь Божию, являть ее в своих делах: Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога; и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.

Кто не любит, тот не познал Бога; потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга[36].

116 Наша вера должна быть живой и проявляться на деле в непрерывном общении с Богом. Христианская жизнь – это жизнь молитвенная. Давайте же стараться быть в присутствии Божием денно и нощно. Христианин никогда не бывает в одиночестве, ибо непрестанно общается с Богом, пребывающим рядом с нами и на Небесах.

“Sine intermissione orate", непрестанно молитесь[37], – призывает апостол Павел. Напомнив об этом апостольском завете, св. Климент Александрийский пишет: Нам было повелено хвалить и почитать Слово, о котором мы знаем, что Оно есть Спаситель и Царь, а через Него Отца – не в избранные дни, как это делают некоторые, но постоянно, в течение всей нашей жизни и всеми возможными путями[38].

В каждодневных занятиях, в минуты борения с эгоизмом, в радостях дружбы – во всем этом христианин должен искать и находить Бога. Через Христа и в Духе Святом он имеет доступ к сокровенной жизни Отца и проходит свой путь в поисках Царства, которое, будучи не от мира сего, все же готовится и начинается в этом мире.

Надо пребывать в общении со Христом – в Слове и Хлебе, в Евхаристии и Молитве. И общаться с Ним, как с другом, как с живым – ибо Он воскрес. В Послании к Евреям читаем: А Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее. Посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них[39].

Христос, воскресший Христос – наш спутник, наш Друг, Который дает себя видеть только в полумраке, но реальность Которого наполняет всю нашу жизнь желанием быть с Ним во веки. И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром... Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе![40] * Проповедь, произнесенная 26 марта 1967 года, в Светлое воскресенье.

[1] Мк 16, 6

[2] Пс 118 (117), 24

[3] Ис 49, 15

[4] См. Притч 8, 31

[5] Ин 16, 7

[6] 1 Кор 15, 20-22

[7] Ин 14, 23

[8] Гал 2, 20

[9] Евр 13, 8

[10] Откр 21, 6

[11] Еф 1, 10

[12] Ин 12, 32 (пер. с Вульгаты)

[13] Лк 24, 32

[14] См. 2 Кор 2, 15

[15] Ин 20, 29

[16] Св. Григорий Великий, In Evangelia homiliae, 26, 9 (PL 76, 1202); цитата ап. Павла: Тит 1, 16.

[17] 1 Тим 2, 4

[18] 1 Ин 2, 7-10

[19] Евр 4, 12

[20] Ин 15, 13

[21] Ин 1, 38-39

[22] Мф 4, 18-20

[23] Лк 11, 1-2

[24] Мк 6, 31

[25] Ин 21, 9-13

[26] Кол 2, 9

[27] Ин 17, 6-7

[28] Мк 6, 34

[29] Тертуллиан, Apologeticus, 17 (PL 1, 375).

[30] Мф 25, 31-40

[31] Кол 1, 19-20

[32] 1 Кор 15, 28

[33] Флп 2, 6-7

[34] 2 Кор 12, 9

[35] Ин 14, 9

[36] 1 Ин 4, 7-11

[37] 1 Фес 5, 17

[38] Св. Климент Александрийский, Stromata, 7, 7, 35 (PG 9, 450).

[39] Евр 7, 24-25

[40] Откр 22, 17 и 20